РЕТРО: Там море МЯСА !!!

1История. Память. Две очень коварные дамы. Многое, с  высоты прожитых лет, кажется или воспринимается по-другому, чем раньше,
Нынешнему поколению фанатов, наверное, покажется странным или
даже невероятным, что мусора, я имею в виду не ментов, а динамиков (т.е.
поклонников клуба, представляющего тех же самых ментов из МВД) в свое
время котировались даже очень ничего.
Начнем сначала. Многие считают, что фанаты появились в 1977 году, но это не так. 1977 год является точкой отсчета массовости, а первые проявления фанатизма в СССР - это 1972 год. Надо ли упоминать, чьи это были фанаты. Одно время слово фанат употреблялось только в упоминание спартачей.
Маленькое отступление: фанат по Далю - это человек, свято верящий во что-либо, готовый отстаивать свои идеалы. Звучит гордо!
Так вот, в то время4 многие молодые люди начали понимать, что власти говорят одно, а делают - совсем противоположное. Зажравшиеся рожи партийных функционеров никак не увязывались с действительностью. Естественно, тогда мы многое не знали и не могли сформулировать свои мысли так, как сейчас. Но несогласие наиболее продвинутой части молодежи с серыми буднями начало выражаться в поведении и одежде.
Стали стихийно образовываться группы молодежи. Т.к. многие спартачи, чего греха таить, не из богатых семей, то досуг «золотой» молодежи им был недоступен. Театры, выставки, кабаки - не наш метод. Стадион с его демократизмом - вот что надо. И как бы некоторые юродивые от фанатизма не глумились над понятием народности нашего великого клуба - всё на лицо. «Чумовейший», «Элитнейший» клуб, выигравший в прошлом году чудо горшок, собирает на «себя любимого» около 18000 поклонников армии и дедовщины (правда, многие, на словах так любящие армию, в ней никогда и не бывали - или откосили или отмазали родители). А просто «Спартак» собрал 50000 и это через каких-то три дня. Если кто не понял, я имею в виду матч «СПАРТАК - ЦСКА» 22 мая 2005 года. Всё ясно?
Про коней (не к еде будет сказано) я вспомнил не просто так. Эти «несгибаемые» (наверное, их стоя...) появились только в 1979 году, хотя первые мусора появились в 1976 году.
Первое время так называемых оппонентов мы и не замечали, в виду их малочисленности. Это было ошибкой. Ребятишки набирались опыта, уж не знаю как про ум. Появление «друзей-приятелей» для многих стало неожиданностью. Многие с юношеским максимализмом искренне не могли понять - как можно болеть не за великий-могучий, а за кого-то еще. Армия, с которой якобы ассоциируется ЦСКА, уже тогда не пользовалась такой любовью, как после войны. А про ментов уже и говорить не надо.
Этот юношеский максимализм иногда принимал такие формы, что по прошествии стольких лет, начинаешь задумываться - А Я ЛИ ЭТО ДЕЛАЛ? Все вражеское принималось в штыки. Сочетание некоторых цветов, нормальных по отдельности, вызывало рвотные позывы. Помню, один кекс получил в рыло в метро за то, что у него была шапка с надписью «Лыжная России 1981 г.», красно-синего цвета! Или другой получил люлей за мохеровый шотландский шарф тех же цветов, купленный женой по распродаже в профкоме. Дикость. Но тогда это воспринималось, как борьба за наши идеалы против супостатов.                                    
В юности хочется, чтобы мир был краше и справедливей. Идеал - красно-белая планета. Не больше, но и не меньше. Энергия, как известно, у молодых бьет через край. От нечего делать наши выходили на охоту даже не в дни матчей. Так как с атрибутикой был напряг, то самый популярный вопрос при встрече был: Мужики, а за кого болеем-то? В зависимости от ответа у некоторых и складывалась жизнь. Многие, опасаясь за свое здоровье, примазывались к спартачам, т.к. не ответить тоже воспринималось как грубость. Вот так жизнь протекала от матча к матчу. А вот день футбола или хоккея воспринимался как праздник. Свои ритуалы, места встреч, путь к стадиону были увлекательнее самого спортивного действия. Якобы уже и общественность возмущалась агрессивностью и массовостью. А ведь всем известно, что власти все делают для народа, даже загоняя этот самый народ в тюрьмы и нищету.
Выпустив проблему на начальных стадиях из-под контроля, власть
быстро спохватилась. Сначала начались попытки развалить движение.
Понеслись нелепые обвинения, что, мол, молодой строитель капитализма не
может вместо того, чтобы строить БАМ (Байкало-амурскую магистраль),
окучивать огород ветерану войны или собирать металлолом, размахивать
красно-белым флагом, ехать за командой черт знает куда и орать - «Спартак-
чемпион!» А не тлетворное ли влияние капитализма? Ату его! Во всю
заработал комсомол с профсоюзами, карательные органы, но движение уже
окрепло, возмужало.
Сработала старая истина: если не можешь что-то развалить, возглавь это. Власти решили бросить в бой свой боевой авангард комсомол. Но нам нужна была эта рутина? Мы занимались делом. Даже пытались использовать наших кумиров футболистов и хоккеистов. Со страниц газет они нас призывали себя не поддерживать!
Мы своими методами продвигали спартаковские идеи в массы. Во многих школах, техникумах, ПТУ начались «народные» гонения инакомыслящих. Во «враги» записывалось все неспартаковское. Нейтральным людям приходилось несладко. Да как с такой обстановкой остаться нейтральным? «Активисты из народовольцев» зазывал на «уроки», воспитуемых заставляли учить в истории любимого клуба даже его состав, вплоть до запасных. Причем доходило до парадоксов,  через некоторое время подопечные без запинки могли жонглировать фамилиями игроков «Спартака» и историческими фактами,  которые не знали сами экзаменаторы. Еще недавно нейтральные люди проникались нашими светлыми идеями и становились более рьяными, чем их недавние учителя.
Особенность спартаковского движения в том, что, если у коней можно было четко назвать районы их распространения (в те времена - Тушино и Каширка) у ментов - верх зеленой ветки метро, то спартачи были везде. В основном, народ делился по вокзальным направлениям. Самым мощным и массовым было казанское направление, место общего сбора была платформа Ждановская (ныне - Выхино). На футбол постоянно прибывали сотни людей, скандирующих: «МЫ СО ЖБАНИ!». Это было круто. Вторым по значимости был Павелок (Павелецкий вокзал). Т.к. я сам с Варшавки, расскажу, как проходил наш сбор. Начиналось с дальних станций: Кашира, Ступино, Михнево, Домодедово. Вот так, постепенно набирая силы и децибелы, собака (электричка) продвигалась к Первопрестольной. Предпоследний промежуточный сбор был на станции Бирюлево-товарная. И вот все подъезжали к Коломенской (по метро Варшавская). Это было нечто. Электричка, увешанная флагами и серпантином, на рогах подъезжала к платформе, народ выгружался, и начиналось братание спартачей. Потом подбиралась собака (обычно за два часа до матча). И все грузились. Причем колхоз был четко отдрессирован. При посадке заряжалось: «Старуха занята, занята, занята». Мешочники резко освобождали три хвостовых вагона. Обстановка в собаке - это нечто. Нынешним пресыщенным фанатам это, к сожалению, не понять. Сейчас, конечно, мент злее, но ведь на стадионе нашим все можно, а тогда зажималось почти все. И вот этот островок свободы на колесах. Постоянные заряды, флаги в окна. Да еще машинисты, чтобы их поезд не разбили (что, к сожалению, бывало) сигналили по-спартаковски. Вот в этих поездах зарождался знаменитый спартаковский фольклор.
Кони и мусора были лишены таких поездок, не от этого ли так беден их репертуар?   Ведь   известно,   что   только   яркое,   самобытное   и   достойное порождает ответную реакцию. У нас около сорока песен, они есть в книжке  «Фанатский фольклор»,  а у коней около 8, и из них две украдены у нас («Спорткомитет» создана в 1978 году, а кони появились в 1979. И «Наш Спартак - великий клуб» тут же переделанная). Спешу заверить - у мусоров не больше.
На вокзалах начинались первые потери из плотной массы, опера и менты выдергивали людей,  выполняя свой человеконенавистнический план по палкам. Но народу было так много,  что это фактически не наносило нам ощутимый урон.
Постепенно начали выкристализироваться лидеры из своей среды. Были как региональные лидеры, так и общие. У нас это был Рифат. У мусоров общепризнанным был Андрей Царский. Сам я с ним не знаком, но, по словам нормальных людей - уважаемый человек.
Т.к. кони в то время не представляли из себя ничего существенного, то нашими главными врагами в то время стали мусора, как фанаты, так и собственно мусора. Мелкие стычки, естественно не в счет, а вот про самую масштабную акцию я вам расскажу.
В те стародавние времена матчи наших друзей-соперников (коней и мусоров) начинались, как правило, раньше на час или хотя бы на полчаса.
Точно не знаю, по какой причине, но упорно ходили слухи, что в связи с нашей многочисленностью и агрессивностью нашим противникам менты давали шанс живыми доехать домой. А здесь - толи по тугодумию, толи еще по какой-то причине 21 сентября 1980 года матч «Спартак-Зенит» начинался на один час раньше матча «ЦСКА-Динамо М».
В этот день впервые в Москве появились зенитчики. Группа в 15-20 человек расположилась на нижних рядах трибуны В и растянули тряпку, на которой была написана совершенная чушь: «ЗЕНИТ - ЧЕМПИОН!», ни много, ни мало. Если кто не понял, то только в этом (1980) году Зенит впервые взгромоздился на пьедестал (3-е место и это в своей «богатой» истории). Закончился первый тайм и как по команде несколько секторов снимаются с места и начинают двигаться вниз. Зенитчики в панике начинают метаться по трибуне, как крысы, загнанные в угол. Менты тоже на измене - куда это мы (ОМОНА тогда не было, да и палки (фалоиммитаторы) появились лишь в конце 80-х)? Зенитчики пометались да и успокоились, на груди пригревших их ментов. Ну да, это был не их день, свою роль клоунов в этот день они уже выполнили. Не до них. Народ ломанулся на Динамо.
Перед кассами тусовалось около 400 мусоров. Надо заметить, что никаких ограждений или решеток перед кассами не выстраивалось.
Что это была за атака - песня!
900 человек, разделившихся на две колонны, с двух выходов метро атаковали мусоров. Это были классические клещи. Бедные мусора! С одной стороны - стена касс, с двух других - злобные спартачи! С четвертой - колючие кусты. Надо заметить, что Ленинградка уже в то время была загружена неслабо, поток машин большой. Вместо того чтобы биться, мусора решили, что под колесами машин выжить больше шансов, и как лоси сквозь чащу леса, стали ломиться сквозь кусты. До сих пор, после такого стада, кусты не оправились, потоптали их тогда изрядно. За всю историю нашего фанатизма более массового столкновения (скорее - избиения) в Москве не было.
И это была только первая волна атакующих,  приехавшая на первом поезде. А были еще волны и волночки, выплескивавшиеся как море на берег. Но они все самое веселое пропустили. Спартачи резонно полагая, что нормальные мужики посещают матч «Спартак-Зенит», а не
решили порезвиться. Сами понимаете, что толпу фактически невозможно остановить, пока она не выплеснет свою агрессию. Приехавший народ стал, отрываться, ломая деревья и лавки в парке у стадиона. Параллельно избивались выходящие со стадиона мусороконские мужики. Естественно, менты не могли просто так расщедриться на долгую веселушку. Появился капитан с мегафоном, вопящий примерно следующее: «Спартаковские болельщики! Прекратите хулиганить!!! Не то мы вынуждены будем спустить собак!!!». Со всех сторон последовал ответ: «Пошел на х..!» Мент оказался человеком слова, и тут понеслось. Народ начал щемиться в разные стороны, а собаки кусать. Раньше почти все носили документы, потому что в сознание впечаталась фраза: «Дети до 16 лет на вечерние мероприятия без сопровождения взрослых не допускаются». Так вот, не знаю, насколько это правда, но ходили слухи, что одному челу овчарка откусила задний карман джинсов вместе с паспортом и не хилый кусок задницы.
Вот примерно в таких буднях и проходила наша жизнь, к огромному сожалению, не таких ярких, как описано ранее, но все же запоминающихся.
Закончился 80, начался 81 год. Очень знаменательный. Постараюсь вкратце объяснить, чем же он так знаменателен. Очень много событий, но все по порядку.910
Год начинался весело. Спартачи доминировали на всех фронтах. Мусора
с конями, задолбавшись постоянно получать люлей, решили объединить свои
скудные и разрозненные силы, в надежде единым фронтом дать нам, нет, не
люлей, а хотя бы отпор. Это очень сильно разозлило нас. Если до этого акции
делались от случая к случаю, то после объединения, атаки пошли сплошняком,
начался форменный террор. Следует, правда, признать, что после ранее
описанных событий больше, как теперь говорится, «общак» не собирался. В
основном, иногда мутили по вокзалам.                                                      
6 марта в Олимпийском игрался кубок СССР между Динамо и ЦСКА. Решили «товарищей» примерно наказать. Взялся за это Павелецкий вокзал. Около 250 щей подъехало после матча на Проспект Мира, менты увидев такое количество молодежи, застремались и подошли к нам поинтересоваться кто мы такие. Мы сказали, что мы хипы, они вроде поверили (все тогда носили длинные волосы). На всякий случай рассредоточились. В то время на площади была только одна церквушка, никаких Макдональдсов и Торговых комплексов не было, да и церковь стояла одна без ограды. Разведка доложила о приближении неприятеля. Быстро собрались и спустились в трубу (переход), подождали пока мусора начнут спускаться по лестнице и заполнят ее, а потом с криком «Вперед, Спартак!» врубились в это быдло. Недавно разговаривали со старым динамиком Ренатом, работающим на Динамо, так вот он даже сейчас вспоминает все это с содроганием. Его спасло только то, что с права от лестницы есть еще второй маленький боковой выход, его туда и увлекло. Мы рубили врагов с таким остервенением, что щемились вверх по лестнице и шли фактически «по плечам». Мусора, попавшие в эту мусарорубку, говорят, что это был ад. Избиение продолжалось и на площади. Не знаю, сколько это продолжалось, но опиздюлялось там немало народу. Потом организованно отошли на второй выход метро. Ментов порядком это заебало, и они начали применять репрессии.
Естественно, многие из оппонентов могут сказать: «Гладко, мол, поет, но мы ведь не «несгибаемые», чтобы врать, мол, они не получали люлей с 1981 года». Это заявил один из старых коней в прошлом году. Весело, да!? Привет с Китай-города, Соколышков (2005 г.), с Проспекта Мира (2005 г.)
Естественно, так как мусора были хотя и малочисленны, но далеко не так безобидны, как нынешние. Особенно от их лихих набегов страдали наши одиночки и маленькие группы по верху зеленой ветки (Динамо, Сокол, Войковская).
А из вокзалов - попадало одному из самых малочисленных (Белорусский), хотя и в Одинцово была неплохая наша банда.
Как-то после одного из матчей, мусора, в количестве 300 рыл, устроили беспредел на этом направлении, и очень неплохо над нашими поглумились. Отдельные успехи врагов были даже у задроченных (слова из песни тех лет) коней (Чистые пруды 1981 г.).
Так  вот, отдельные успехи врагов не  подрывали нашей боеспособности. У  мусоров,  кроме Царского, появились другие  серьезные личности -  Борис (Боб), Юра (Лысня), Дзюдо (кандидат в юношескую сборную союза, правда из-за привода в Контору, так и не поехавшего в Европу),Кокос и др.
Силы наши увеличивались, а коней на всех не хватало. И получилось соглашение между вокзалами, акции на хоккее делались по очереди. В то время работала станция метро Ленинские горы, так вот, многие кони приезжали на хоккей не через главную - Спортивную, а через Горы, предварительно спрятав, наверное, в трусы цвета любимого клуба. Под мостом все время паслись наши.
К концу года под ударами спартачей развалился конско-мусорской союз.
Вспоминается и фраза всего года. В очередной приезд спартачей на матч «Динамо-ЦСКА» Царский вышел один на один с лидером Варшавских - Карпушей, проиграв бой, Царский в крови вышел на трибуну, где сидели бок о бок наши враги. Он произнес крылатую фразу: «Там море МЯСА!»
Были и прикольные моменты. Как-то, тридцатка наших решила посетить баскетбол «ЦСКА-Спартак Ленинград». Появившись внезапно и разогнав лошадей, дали пизды Зине и Марине. Это не бабы, а кликухи одних из коней. Чего дальше делать? Решили поехать в гости к Царскому на Октябрьское поле. Вылезли из метро - опять Зина с Мариной. Вторая серия. Марина успел сделать ноги, а вот Зину забили между автоматами с газировкой . Пошли между домами, а там - свадьба. Из окна какая-то сволочь наехала на спартачей. В ответ - выбили окно. Выбежала какая-то дура, на шпильках в черном платье и с лентой «Свидетель» и наебнула Черному, а он с разворота послал ее в сугроб. Кто же знал, что это ментовские общежития? Короче, отпиздили ментовскую свадьбу, а потом набежало уродов в форме, ну и народ ломанулся в разные стороны. Весело было, в общем.
Были и перебежчики, например Кирилл, перешел к мусорам, ох и ловили же его.
Один раз Хомяк (Бирюлевский мусор) привез толпу врагов на Варшавку. Около трех месяцев он потом не мог выйти из дома (народ, возмущенный вероломностью, дежурил около его дома). А, выйдя, угодил в больницу, примерно на те же три месяца.
Чего стоила так называемая операция «Акварель» - это когда в одну ночь вся Москва покрылась графитти во славу любимого клуба. Около конских касс на Ленинградке на алюминиевых стеклах были четыре ненавистные буквы -ЦСКА. Так вот под ними, на алюминии все время возобновлялись так же черные буквы - КОНИ. Даже солдат там ставили, но ничего не помогало. На стене метродепо «Варшавское» в 1,5 человеческого роста сделали надпись «Спартак - Чемпион!». Сколотили козлы, прикатили две двухлитровые бочки краски и украсили стену надписями: «Привет фанатам Спартака» , «ЦСКА - КОНИ», «Динамо- мусор» и т.д. и т.п. Несколько раз это закрашивали, но все равно было видно.
В ноябре 1981 года начали террор властей против фанатов, но только Спартака. Коней и Мусоров не трогали до 1984 года. Похоже на что-то, не правда ли?
После этого было много объединений.
В 1987 году против Спартачей объединились хохлы (Динамо Киев), лабусы (литовцы) и днепряне (Днепропетровск).
В конце 90-х еще трое друзей были против нас: Кони, Мусора и бомжи. И как всегда это заканчивалось неизбежным крахом врагом. А вы сомневались?
Ведь, если перефразировать крылатые слова Царского – нас море и  мы по-прежнему мясо!
А где же мясо?
Мясо здесь!
И попробуй его съесть.
Профессор.

235684