Фанаты

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Фанатизм в нашей стране без малого уже насчитывает 40 лет. Общепризнанно, что первые ростки фанатизма в СССР появились в 1972 году. Надо ли упоминать, что первые фанаты появились у московского «Спартака».
Наш Великий всегда и везде стремился быть Первым. Это не описка. Первым именно с большой буквы. Это записано в генетическом фонде нашего народа. Бить так наотмашь, играть так с блеском, выигрывать так честно. А не вымаливать, вымучивать мутные ничейки.
В истории ничего не бывает случайным, всё, как правило, логично. С приходом в лигу большого количества украинских команд в наш футбол пришли и такие уродливые для спорта «дела» как договорные матчи. Я далек от того, чтобы думать, что раньше такого не было, но такого масштабного явления все же, не наблюдалось. Да и в стране все не так уж и было хорошо. Народ видел, что власти ему, мягко говоря, недоговаривают. Фальшь ощущалась во всем.
В стране застой.
Молодежь, наверное, наиболее остро ощущала эту фальшь. Там где взрослым человеком движет разум, молодыми эмоции. Серость жизни молодые пытаются расцвечивать. В стране все уже расставлено по полочкам - по ранжиру. Молодым заорганизованность претит.
За кого болеть - такой вопрос даже и не возникал. Армия уж была не та, что сломала хребет фашизму. Болеть за «ментов» в стране, где «половина сидела», а «другая ждала» как-то не с руки.
ЦСКА с «Динамо» отпадали сами собой.
Оставался один «Спартак». Во все времена эта команда притягивала к себе как интеллигенцию, так и «простой» народ. В тоталитарном обществе, наверное, только трибуны стадионов оставались тем островком свободы, которые власти так и не смогли до конца контролировать.
Но и стадион с традиционной выпивкой и самым смелым «судью на мыло» уже не устраивали молодежь.
Даже этот «островок свободы» ребята пытались перестроить на свой лад.
1972 год стал переломным для «населения трибун». И до этого года в СССР первые ростки фанатства пробивались, но чтобы так массово и организованно никогда.
Фанат по словарю Даля - это человек свято верующий во что-либо, готовый отстаивать свои идеалы. Прошу не путать с фанатиком - больным человеком. Хотя зачастую в нашей жизни первое от второго и не далеко ушло.
Как я уже отмечал, серость наших стадионов молодежь не устраивала. И вот первый прорыв. 23 апреля 1972 года на первом домашнем матче нашего Великого с «Днепром» Саша Гуренков по прозвищу Заплата появился в шарфе цветов любимой команды. Это было почище взрыва.
Народ понял куда двигаться. С этого момента трибуны наших стадионов стали расцвечиваться.
Так с небольшими изменениями фанаты и просуществовали до 1976 года.
Этот год стал переломным как для фанатизма в этой стране, так и для футбольного «Спартака». У нас (фанатов) наконец появился соперник - этот год считается годом рождения динамовцев (мусоров). Правда некоторые «друзья» упоминают днем рождения фанатов «серого образа жизни» 1974, но подтверждения этому как не было, так и нет.
У нас, наконец, появился враг - это радовало.
Многим надоело вариться в «собственном соку», «Спартак» неудачно слил осенний чемпионат и по итогам этого несуразного соревнования оформил прописку в первую лигу. Для многих это стало настоящим шоком. Никому даже в кошмарных снах это не могло присниться.
Море слухов в межсезонье будоражило фанатскую общественность. Почти все думали, что власти не допустят такой вопиющей несправедливости и оставят «Спартак» в «вышке». Были же примеры оставления некоторых «значимых» команд не по спортивному принципу ЦСКА (1936, 1937), «Динамо» К. (1946) , ВВС (1947), а в 1967 «доблестный» «Зенит» вообще занял 19 место, а в 1968 году уже стало 20 команд.
Отвергнув все эти «гнилые» предложения не по спортивному принципу остаться в «вышке», наш честный «Спартак» вылетел в первую лигу.
Столь благородный шаг в эру футбольной беспринципности добавил нашему клубу море сторонников.
Начинался 1977 год. Многие фанаты считают, что период 1977-1981 годы это «золотой век фанатизма» в нашей стране.
В семидесятые годы шел резкий отток болельщиков со стадионов. Кому было интересно смотреть договорняки. Власти всемерно пытались бороться с этим, даже пытались отменить ничьи.
«Киевская формула» ничья в гостях, победа дома достала всех, на этот период пришлись и самые темные времена и для сборной.
С начала сезона по Москве поползли слухи - «Спартачок» то, играет. Играет, а не мучается. Народ потянулся на трибуны. Аншлаги на старом «Локомотиве» стали рядовым явлением. Посещение стадиона превратилось в большой праздник.
- «На север фанаты и все по местам» - слова песни из фанатского фольклора - точно обозначили место дислокации фанатов на «паровозе». Море самопальных флагов развевалось на ветру. Редкие «родные» стяги доставались с трудом. Купить ничего было невозможно. В магазинах резко пропадали любые красно-белые вещи.
Забегая вперед, «дам слово» Ю. Зерчанинову. В своей статье «Страсти вокруг «Спартака», опубликованной в № 12 журнала «Юность» за 1977 «... у этих ребят красно-белые - спартаковских цветов - шапочки и шарфы, которые они называют розетками и красно-белые флаги...»
Розетка по тем временам это было очень круто. Резко возрастала роль подруг, которые могли вязать. Огромный ажиотаж даже заставил власти показывать по центральным каналам матчи первой лиги, что до этого даже и представить было невозможно.
Фанаты расцвечивали свою жизнь всеми доступными способами. Про атрибутику я уже говорил.
В магазинах воровали кассовые ленты и получался готовый серпантин. Море бумаги после голов засыпали трибуны и дорожки. Постоянно скандировались речевки во славу Великого и Могучего. Сочинялись песни, как правило это были переделанные шлягеры.
Львиная доля песен сочинялась именно в эти годы.
В этом году была создана песня - много лет считающаяся гимном.
1. Пускай сегодня нелегка
В футболе жизнь у «Спартака»
Но мы, болельщики страны,
Родному обществу верны.
Припев:
Раз «Спартак»
Всю жизнь «Спартак»
«Спартак» до самой смерти
«Спартак» наш друг и наш кумир
Не даром весь футбольный мир
Запомнил красно-белый флаг
И имя гордое «Спартак»

  1. Хоть были спады и не раз,

 

 Но Кубок все же был у нас.
«Спартак» боролся до конца,
Ведь он характера бойца!

Припев

  1. Мы отстоим «Спартак» в бою.

 

 Мы верим в молодость твою,

Дерзай, рожденный для атак,

Родное общество «Спартак».

Припев
После каждого матча организовывались фанатские демонстрации - проходы до метро «Преображенская площадь» (Черкизовская еще не была построена). Праздник выплескивался на улицы города.
Поначалу эти проходы до метро многим запоминались больше чем сам футбол. Слухи среди молодежи о фанатах будоражили не только Москву, но и дальнее Подмосковье.
В разных районах организовывались группы вместе двигающихся на футбол. Приключения по дороге многих на первых порах захватывали больше, чем что ни было.
В основном деление проходило «по вокзалам».
Но к этому мы еще подойдет дальше. «Спартак» играл, радовал своих почитателей.
Для многих жизнь протекала от тура до тура.
1977 стал во многом поворотным, знаковым.
Первые массовые заряды (скандирование), первые шествия, первые граффити, но одно событие многих просто повергло в шок. Собралась h инициативная группа и подумала - дома поддерживаем, а почему не сгонять на Ш выезд? У всех возникали вопросы, а как? Сергей Митяков сказал, что мог он в Люберцах заказать автобус в автоколонне. На том и порешили. Сергей пошел в автоколонну, наплел, что он женится и ему надо забирать невесту с родственниками. Его направили в турагентство. В общем закружилось! Собрали по 20 рублей, коих хватило и на оплату баса и на билеты на футбол. 24 июня (25 был матч) 1977 в районе Ждановской (ныне Выхино). Собралось порядка 200-250 народу. Серые просто были в шоке. 45 выездюков - остальные провожающие. Все приняли на дорожку в яблоневом саду.
Выезд прошел весело. Местные были просто в шоке. После матча в автобус с фанатами пожаловал Н.П.Старостин. Состоялась импровизированная пресс-конференция - у фанатов было очень много вопросов. В конце Николай Петрович заявил, что мол очень большое дело вы сделали.
Знаковый выдался и выезд в Ленинград (09.10.1977) - наших фанатов постоянно показывали во время трансляции.
Первые более менее массовые выезды (больше 30 человек) у наших «друзей» динамовцев случились только в 1980 году.
Задержка с развитием, однако!

Закончился год «Спартака». Побив множество рекордов первой лиги вернулся в вышку.
Столь массового движения молодежи не могли игнорировать и власти. В конце года, в декабре, вышла уже упоминавшаяся статья Ю.Зерчанинова. Многие фанаты считают ее самой объективной за всю историю. Самое главное, что там не давалось никаких оценок, а описывалось все как есть.
Футбола уже не хватало для общения и фанаты стали массово посещать шайбу (хоккей). Моментально возникла проблема с билетами. Схема доставания заветных квитков была простая. В «Московской правде» (газета) печаталось объявление с расписанием ближайших игр, на следующий день к открытию касс выстраивалась огромная очередь. За 2 часа распродавался Дворец спорта (12000 зрителей). Еще была возможность купить в театральных кассах, но с нагрузкой. К билету на хоккей давался билет в театр. Но можно было договориться не брать второй билет, а заплатить сверху полцены театрального. И то это было за счастье. Знакомство с кассирами многого стоило.

  1. год  прошел почти не заметно. Движение крепло и ширилось. Создавались новые песни, власти все присматривались, ждали, что, мол, побесятся молодые и разбегутся.
  2. вление (коней) ЦСКА. И до этого, правда были одиночки, а тут совсем обнаглели и стали десятками ходить.

Наша вина - прозевали, а могли и на корню задавить эту заразу. Похоже и власти постепенно определились и решили начинать постепенно закручивать гайки.
В конце 1978-начале 1979 Вельвет сочинил такие строчки:
Забирать все больше нас
Стали почему-то
Видно наш «Спартак» Москва
Помешал кому-то
Нас легавые берут,
Штрафы с нас сдирают.
А «Спартак» вперед идет
И гол забивает.
Всех не перевяжешь,
Всех не перевяжешь,
Всех не перевяжешь,
Ой-ёй-ёй
Но, несмотря, ни на что, Великий и Могучий забрал свое законное 1 место. МЫ ЧЕМПИОНЫ!
Наступили 80-тые. Сколько же нам они принесли, и не всегда хорошего. В 1980 появились первые торпедовцы. 21 сентября 1980 мы увидели первых зенитчиков (15 чел.), пожаловавших в первопрестольную. Этот день ознаменовался первым массовым побоищем в Союзе. На «Динамо» играли хозяева с ЦСКА, а в «Лужниках» «Спартак» с «Зенитом».
Несколько секторов сорвались на «Динамо». Около касс стояло 400 мусоров, а первая волна атакующих была примерно 900 человек. Это были классические клещи, одновременно с двух выходов метро выплеснулось красно- белое море и затопило всё. Бедные динамовцы не знали, что делать. Все закончилось быстро и жестко. Лидер динамовцев, зайдя на сектора весь в крови, произнес историческую фразу: «Там море мяса!». После разгона «организованных фанатов» спартачи стали просто избивать всех выходящих со стадиона, мотивируя это тем, что нормальный мужик пойдет на матч «Спартак»-«3енит», а не на «Динамо»-ЦСКА. Всего в беспорядках участвовало около 5000 спартачей, подъезжавших и подъезжавших.
Менее крупное, но тоже знаковое столкновение произошло 06.03.80 г. в районе «Олимпийского». Павелецкое направление накрыло все динамовское движение после матча на Кубок ЦСКА-Динамо. 220-250 Варшавских несколько минут беспредельничало на площади, а потом организованно отошло к метро, не потеряв никого. Вы спросите, а как же «кони», а их практически было очень мало.
Основным нашим противником выступали фанаты «Динамо». Как же с того времени это движение деградировало. Но, зная нынешних «лидеров», это немудрено.
Наступал 1981 год - движение окрепло и возмужало настолько, что власти уже просто так не могли на это смотреть безучастно. Апофеозом стало 9 мая 1981 года, день финала Кубка СССР со СКА Ростов. Битком набитый стадион, трагедия не забитого Мирзояном пенальти, гол ростовчан на последних минутах - вылилась в массовые беспорядки.
Избиение ростовчан, начавшееся с выхода со стадиона и продолжавшееся на каждой станции по всей красной ветке метро, сильно взбудоражило власти.
На нас обратили внимание. Сначала нас пытались возглавить - облом, потом запугать - облом, потом пристегнуть так называемых лидеров, но и здесь все тщетно.
Был такой Каневский (говорящая фамилия) из ВЛКСМ, его нам навязывали в фюреры.
Тогда фанаты просто не продавались!!! А сейчас? В эти же времена в Москве началось движение панков и металлистов. Молодежь бурлила. Мы надеялись создать свой фанкпуб, но власти были против. Согласны были даже на общее объединение с другими молодежными течениями. Даже на общий фанкпуб, по секциям с другими московскими командами. Любые инициативы разбились на корню. Это сейчас фанклубы создаются из ничего и никем. Тогда было несравненно тяжелей.
Многие акции тех времен стали классикой. Чего только стоила общемосковская «Акварель». В одну ночь вся Москва покрылась графити во славу «Спартака». Все это было спланировано и организованно нашими лидерами.
Метродепо Варшавское имеет одну большую стену на пути Павелецкого направления. Примерно 40 метров были расписаны примерно до 2-3 этажа. Прикатили 2 200-литровые бочки краски с ближайшей стройки, сбили козлы из досок и расписали всю стену. Красота!
На дни праздников проводились салюты. Улица Горького (ныне Тверская) примерно с 19.00 перекрывали для движения транспорта и в это время от Белорусского вокзала начиналось движение фанатов к Красной площади. Через 200-300 метров милиция загоняла нас во дворы, но народ просачивался и все продолжалось. В итоге собирались по несколько тысяч на Москворецком мосту и встречали салют, дальше шествие уже большой колонной двигалось к Кировской или дальше.
Репрессии не заставили себя ждать. Начались они уже в июне. 19.06.81 все кто появлялся в районе Киевского вокзала среди молодежи задерживались, если были билеты на поезд, то они милицией сдавались и как только набиралось побольше народу из одного района, выделялись машины из этого района и народ «грузился» по месту жительства.
Доехавшие правдами и неправдами тоже вязались и под охраной отсылались в Москву. Внести свою лепту и «хохлы» (фанаты «Динамо» Киев) под шумок окучивали наших пионеров. С этого дня и пошла неприязнь между нами. А ведь до этого был мир.
Первый террор в Москве официально начался 11 октября на матче со СКА Ростов. Это было какое-то безумие. Началась травля фанатов в прессе. Нас постоянно ошельмовывали, придумывали небылицы о якобы повышенных где-то на шарфах в парках.
Настраивали общественное мнение, что, мол, не может молодой строитель коммунизма вместо того, чтобы стройными рядами шагать к «светлому будущему», строить БАМ, окучивать огород ветерану войны, поднимать целину. А они, мол, отщепенцы размахивают флагами, хулиганют и орут: «Спартак» - чемпион! А не наймиты ли они Запада.
Сейчас это воспринимается как паранойя, а тогда это было не смешно. Такой ярлык мог разрушить всю жизнь. К этой травле приложил руку комсомол, профсоюзные организации, трудовые коллективы.
Начиналась так называемая «перепись населения». Молодежь задерживалась в метро, переписывалась и отпускалась, но стоило пару раз попасться и на работу (учебу и т.д.) посылалась «телега» - мол он чуть ли не террорист, неоднократно задерживался сотрудниками органов внутренних дел. Срочно повлиять на него. Забирались люди просто даже за значок, я не говорю уже про шарф. За переделанный пионерский галстук (отрезалась половина и доживалась белая) шили антикоммунизм. Со стадионов начали выводить рядами.
Как я уже говорил раньше ездили по направлениям. Самое крупное объединение это Казанский вокзал (знаменитая Ждань (Ждановская)), второе по численности и по значимости Павелок (Павелецкая ветка), дальше Ярославка, Ленинградка и т.д. и т.п. Расскажу про Павелок. Промежуточные сборы были в Михнево, Ступино, Кашира, Домодедово и Бирюлево Товарное, а окончательный сбор на Коломенской (м. Варшавская). Тогда же подтягивалась сама Варшавка, все Чертаново и окрестные районы. Примерно за 2 часа 30 минут до матча подчаливали все. Выбиралась собака (Эликтричка) и заряжалась песня «Старуха занята».
«Мешочники» все на ветке были отдрессированны - услышав этот заряд несколько хвостовых вагонов, моментально освобождались и начинался праздник. Машинисты сигналили по-спартаковски и за это не бились стекла, по рога электрички засыпались серпантином (очень красиво). Открывались окна и море флагов развевалось по ветру. В вагонах постоянно пели и заряжали во славу Великого. В общем, сказка. Менты сказали, что на «Кайзерслаутерне» уехало около 7 собак, примерно 3 500 фанатов. Дальше метро, все тоже самое, но уже поскромнее.
Кстати, знаменитые «любера» - это отколовшиеся после каких-то недоразумений с основным общаком направления. Они начала начали ездить отдельно, а потом уже приезжать в Москву.
Даже был такой заряд: в честь победы «Спартака» мы пройдем без пятака (5 копеек проезд столько стоил). Свой бесчеловечный план по палкам (задержание) в эти дни менты выполняли с лихвой. Так теряя бойцов, но не войско продвигались к стадиону, да и обратно было не менее весело.
Годы 1982-1986 - это черные годы для спартаковского фанатизма. Почему только для спартаковского? Нас начали давить уже в 1981, а вот коней и мусоров не трогали вплоть до середины 1983 года. Наверное, хотели нам противопоставить или что еще - кто их поймет. Естественно, власти не могли потерпеть у себя в тылу неподконтрольное войско, которое в любой момент могло повернуть «штыки» в другую сторону. Или думали, что если фанатов разных клубов станет поровну, то столкновения перестанут быть. Наивные. Но свою работу они все же сделали. Кони из маленькой кучки маргиналов на фанатском небосклоне постепенно к концу восьмидесятых превратились пусть и не в равную силу, но все же силу, а вот мусора почти совсем деградировали.
Спартачи с возникновением фанатизма в нашей стране безраздельно доминировали. Отдельные акции коней на Октябрьских полях (1981) или Библиотеке им. Ленина (1981) не могли поколебать это первенство. В начале 1981 года фанаты («Динамо» и ЦСКА) в первый раз объединились. Наверное, надеялись поколебать нашу гегемонию. Узнав о таком коварстве, фанобщественность возмутилась. И если раньше акции проводились от случая к случаю, то здесь пошел сплошной террор.
Силовые акции стали проводить на всех без исключения матчах врагов. Направлялись районные движения. Народ начинал «шакалить» (ловить) врагов и не в спортивное время. Союз был задавлен быстро и жестоко. Коней, например, на всех не хватало, и мутили по очереди. На одном матче один вокзал, на другом другой. Всем ведь хотелось повеселиться.
Доходило до того, что акционеров было больше, чем фанатов этих клубов на матче.
В Москве в эти годы просто невозможно было» дышать». Отдушиной стали выезды. На периферии милиция вела себя поспокойней. Но в Харькове после столкновений 1981, 1982 годов дальше просто вязались все и примерно 450-500 человек, приехавших на матч в 1984, 1985, 1986 годах попадали по 15-20 человек.
1982 год принес самую большую и масштабную трагедию на стадионах нашей страны. 20 октября 1982 года один из знаковых дней в спартаковском фанатизме.
На матче с голландским «Хаарлеме» безумие и злоба властей выплеснулась в убийстве 67 по официальным цифрам, а по неофициальным более сотни (102) наших друзей, братьев, сестер и просто хороших людей. Очень тяжело об этом писать (я там был). Мимоходом не хочется, а подробно это отдельная тема для разговора.
Советский режим агонизировал, но и в это время пожирал своих детей.
Уже говорилось о том, что нас фанатов демонизировали. Доходило до того, что даже футболистов (Дасаев, Гаврилов) заставляли подписывать воззвания к фанатам, чтобы мы «Спартак» не поддерживали. Давление физическое и что более страшное психологическое продолжалось на всех фронтах. Тысячами фанатов ставили на учет в милиции. Многим приходилось изворачиваться, чтобы продолжать поддерживать «Спартак».
Я себе все время задаю вопрос, а смогло бы нынешнее поколение выдержать все те бедствия, которые пришлось пережить нам, и остались ли бы они верны «Спартаку». Надеюсь, что да, но совсем не уверен. Легко поддерживать команду «когда фактически менты чуть ли не заносят барабаны на трибуны», а тогда нас сторонились как чумы. Да и мы сами кичились своей неподконтрольностью.
«Звон стекла, домов руины, кровь течет по мостовой.
Наш Спартаковский фанатик возвращается домой».
Но и в этом есть свой шарм - нас проверяла система и мы с честью выдержали это испытание.
Честь и слава героям, отстоявшим на трибунах свои права.
1987 год. Страна постепенно разваливалась, система стала ослаблять хватку на горе фанатизма. Новый период всплеска фанатизма в стране продолжался до распада СССР. Это было благодатное время. Трибуны снова заполнялись. Более массовыми становились выезды. В Тарасовке были сделаны первый печатные (шелковые) шарфы. Аист сделал первый шарф - с названием команды.
Страна трещала по швам, в это время начал подымать голову сепаратизм и национализм окраины. Мы считаем себя передовым отрядом Великой родины. Это вылилось 22.06.87 в Вильнюсе и 20.09.87 в Киеве. Мы запомним суровую осень, Город Киев и махач крутой, Когда нас было только три сотни, А хохлов почти весь стадион (72.000). И врагам никогда не добиться, Чтоб склонилась твоя голова, Дорогая моя столица, Золотой наш «Спартак» Москва.
Легендарный Киев-87 - это было нечто. Знаменитый на всю страну вокзал.
Столкновение .... нет прецедента.
Около 3000 беснующихся местных. Полная импотентность правоохранительных органов. Нападение на команду. .Автобус подали прямо на платформу. Футболисты «Спартака» уже лежали                                        на             полу. Когда мы увидели беснующееся море местных, разбивающих автобус с нашими кумирами нас захлеснуло море негативной энергии. Мощным ударом мы опрокинули врагов и освободили команду. Черенкова выносили на руках. Сходки 800 на 300 спартачей происходили не менее 6-7 раз. И все в нашу пользу. Поезд № 2 (с футболистами) прибыл в Москву почти без стекол. Резонанс в стране был огромный.
На весну 1988 года в Кишиневе был назначен матч сезона между чемпионом - «Спартаком»0 и обладателем Кубка «Динамо» Киев. По предварительным данным туда ожидался приезд около 5000 киевлян и 3000 спартачей.
Можете себе представить, как 300 спартачей поставили на уши всю страну и весь Киев на колени, что было бы, если бы нас было 3000? Матч отменили якобы из-за плохой погоды. Власти просто расписались в своей несостоятельности. А мы очередной раз показали свою силу.
В этот же год еще одно объединение решило попытаться нам противостоять. Фанаты Днепропетровска, Киева и Вильнюса создали свою униатскую секту против спартачей, но так же безуспешно. Во всех этих городах мы доминировали.
Движение снова набирало силы. Нас боялись и уважали. В Вильнюсе в поезде и городском радио постоянно шли объявления о приезде варваров из Москвы и об осторожности аборигенов на улицах города.
Идет фанат по городу,
По незнакомой улице,
И от знамен спартаковских
Вся улица красна.
Не обижайтесь граждане
На «Спартака» Московского,
Ведь за него фактически
Болеет вся страна.
Союз развалился - все были в шоке. Единственный плюс 1991 года - это возрождение Общества «Спартак».
В 1982 году были разогнаны все профсоюзные общества со славными традициями и создан монстр ВДФСО профсоюзов. Но этот колосс просуществовал недолго.  
Справедливость восторжествовала, но  возрожденной структуре так никто и не вернул имущество, которое создавалось десятилетиями (стадионы, манежи, спортивные площадки), печально. Все было разворовано.
1990 год ознаменовался первым крупным выездом за границу (самый первый был в Бухарест 26.10.88, но там было всего 35 человек).
19.9. 144 спартача во всей красе показали себя на трибунах и около футбола, забегая вперед скажу, что из 4 выездов в Прагу (90, 99, 2001, 2007) все кроме 2001 ознаменовались крупными столкновениями с полицией и с чехами.
Стойкость спартачей была признана всей Европой.
Союз развалился, Российское первенство сначала вызвало всплеск энтузиазма - новые города, новые впечатления. Но постепенно народ начал понимать, что Камышин, Нижний Новгород, Самара не лучшая замена Киеву, Вильнюсу и Днепропетровску. Стадионы пустели. В это время наши исконные враги кони попытались взгромоздиться на Олимп фанатизма. Кто-то считает, что получилось, кто-то, что нет. У каждого свое мнение. Но устроить тот террор начала восьмидесятых, вряд ли у кого уже может получиться. Мы были и остались легендарными.

  1. одновременно год упадка, но и новых течений. Была создана первая «профессиональная» хулиганская группировка в стране «Флинтс Крю». Они показали путь развития.
  2. «Мед Батчерс».
  3. третья наша легендарная «Гладиаторе». «Апельсины» и т.д. и т.п.

Многим не нравилось обособление отдельных людей, но таковы были
реалии. Люди хотели знать, кто стоит рядом с тобой и быть уверенными в бойцах. В конце восьмидесятых у милиции появились дубинки. В начале они неуклюже их носили и даже не знали, что с ними делать. Но постепенно осмелели и все чаще стали их применять.
Новый виток противостояния с системой, на более жестоком уровне. Люди стали ходить в спортзалы и качаться, чтобы давать отпор - «фанатам системы».
Все это вылилось в столкновения на трибунах - Ногинск, Нижний Новгород (прозванный фанатами Омоновск-сити), Раменское.
Система бросала своих боевиков (ОМОН) безумно на трибуны. И если в 1997 в Нижнем они просто глумились над молодежью, то уже в 1999 огребли по полной.
Я им все время говорил, что в 13 лет пацан готов получать по голове, но в 18 он уже вместо мирного фаната вырастает в злобного боевика, готового бороться с системой. Не верили. Думали, нагнетаю. Но получили, что получили. Апофеозом стало 19 июня 1999 года, когда вся страна во многом благодаря и моим стараниям, увидела уродливое серое лицо системы с палками, бросающееся на трибуны. Все каналы показали это безобразие. И с этого момента говорить правду имели и мы. Мы как всегда победили. Ведь известно, что народ победить невозможно.
1997 год ознаменовался двумя знаковыми, на мой взгляд, событиями. 23.08 на матче с «исконными» прозвучал уже легендарный лозунг - Кто мы? Мясо! До этого оскорбление спартачи смогли обыграть в свою пользу. Только сильные люди могут смеяться над собой. 30.08. случился знаменитый щелчок, Щелковское побоище.
Нам надоело двуличие зенитчиков. Нас они постоянно облизывали, а нашим «детям» периодически попадало. Начитавшись конского ФАНБРЕдника (Лживопропагандистского самиздата коней) постоянно лгущего о нашей несостоятельности, зенитчики (народное прозвище бомжи) периодически нападали на нашу молодежь. На наши предупреждения не реагировали. И вот на подходе к стадиону 800 представителей города на Неве были разогнаны 150 спартачами. После этого случилось третье объединение против нас - это фанаты ЦСКА, «Динамо», «Зенита».
С 1995 по 2001 годы Фанаты «Спартака» издавали свои журналы о жизни трибун и около футбола. Такие издания как «Ультра ньюс», «Гладиаторе», Третий тайм и другие вошли в сокровищницу фанатских изданий.
Многие с ностальгией вспоминают наш спартаковский самиздат. Но начиная с 2002 года власти стали бороться с фанатскими печатными органами. И это все постепенно сошло на нет. А официально регистрировать печатный орган никто не захотел. Все это время ко мне подходили оппоненты из противоположных лагерей с идеей издавать общефанатский журнал. Но я все время выступал против (Как вы себе представляете на одной странице мы напишем, какие кони и мусора подонки, а на соседней они тоже самое?). Цель этих деятелей была просто заработать.
А без спартаковской аудитории эти журнальчики - просто макулатура.
В 1997 году к власти в нашем ФК пришел господин Заварзин Ю.В.
На первой встрече, когда он хотел познакомиться с «Партходактивов         (известными фанатами), я ему сказал: «Юрий Владимирович, не
обижайтесь, вы сегодня в «Спартаке», а завтра в «Динамо» (как в воду глядел). А мы со «Спартаком» умрем». Обиделся, правда, через 1,5 года признал правоту этих слов. Так вот, наверное, по одиозности этот «товарищ» уступает первое место, наверное, только Червиченко.
Это Заварзин придумал и воплотил идею смены нашего исторического ромба на «беременный» (эмблема с мячом внутри). Тем самым заложил бомбу под спартаковское движение.
Если вы внимательно посмотрите на трибуны, то вот уже больше 10 лет команда носит на груди беременный ромб, а флаги на трибунах фанаты используют историческую эмблему.
После упадка середины 90-х годов фанатизм набирал силу. Столкновения с системой и нашими исконными недругами становились все ожесточеннее и приобретали все более массовый характер. Но это все были локальные стычки. Когда-нибудь должно было быть генеральное сражение - все на всех. Все долго шло к тому. И вот в день очередного дерби 31.03.2000, в районе станции метро Китай-город сошлось примерно 400 коней с мусорами и 300 спартачей. Это был полный крах вражеской идеологии, Аустерлиц и Ватерлоо антиспартаковских идей. Полная победа спартковского духа и стойкости. Историческое событие. До сих пор (2010 год) больше общаков (все боевые силы) не собиралось.
Наверное, только 11.06.2005 сходка у Ледового дворца 300 на 250 в Питере имела такой же резонанс. Итог тот же - спартачи номер один.
Фанатизм снова вроде как развивался. Но что-то сломалось. Началу конца положил интернет - всемерное зло.
Во все предыдущие времена фанатская среда выдвигала на первые роли активных людей, которые не боялись брать на себя бразды лидерства. Эти люди понимали, что лидер - это в первую голову ответственность за людей, которых ты ведешь за собой. А уже потом почет и уважение. Среда как выдвигала, так и задвигала всю пену в фанатизме.
С развитием же интернета все с ног стало на голову.
Мерилом становилось наглость и нахрапистость, горлопанство. Чем больше пишешь, тем известнее. Причем за свои слова не надо отвечать, по компьютеру же не настучишь.
На стадионе всегда приходилось думать, что говоришь, ведь сразу можно было ответить за свои слова. А в сети, да еще и скрываясь за «ником», ответственности никакой. Причем если на стадионе кликухи давались за дела, то в нете можешь себе выбрать сам. Назвал себя великим, и сразу ты велик? Чушь! Появились «интернет бойцы». «Серьезным людям» на интернет было наплевать. Смешно было слышать про каких-то лидеров, которых на трибунах, а тем более на выездах и в столкновениях никто и не видел. И эту беду мы прозевали.
Интернетчики расписывали «свои заслуги перед движением». Назначали пресс-конференции, стали лезть к клубному руководству, а потом кичились своей значимостью. Из этой среды стали выкристаллизовываться самые нахрапистые. Причем в начале двухтысячных у них был клич место 20 абонементов взять хотя бы 100. Вот их аудитория, а народ не зная порядка цифр говорил о новых фанатах и их движении.
У «Спартака» всегда было много болельщиков и естественно все по- разному смотрят на жизнь. Это нормально. Ведь у всех по сути одна цель - поддержать не просто клуб, а саму спартаковскую идею. Но некоторые индивидуумы себя в «Спартаке» видят выше, чем «Спартак» в себе. Более 30 лет власти пытались нас загнать в политику. Фанаты всячески сопротивлялись и все попытки системы были тщетны. Сейчас же часть этих так называемых лидеров с потрохами готова продаться любому, кто даст побольше и послаще. Они готовы якшаться с любыми политиками, главное урвать «свое».
Вот слова, сказанные про этих лидеров начальником отдела Управления обеспечения общественного порядка ГУВД г. Москвы Игорь Коновалов: ... Ребята, собравшиеся где-то там, непонятно кто, опять же, сказали, вот мы представляем всех болельщиков. Кто они такие? Кто их делегировал? Их что выбирали? Я никак понять не могу. И порой эти люди решают за всех тех, кто находится на трибуне. Они не имеют влияния на всех, потому что нельзя сказать: Да, вот этот вот человек мой ставленник, я за него голосовал, мы его избрали. Ни фига подобного. Но зато гонора у всех этих «представителей» очень много». И это говорит вроде наш оппонент из органов.
Фанатизм болен. Тот старый, добрый, искренний фанатизм 70, 80, 90 их умер в 2005 году.
Мы - фанаты «Спартака» всех предыдущих поколений все делали от сердца и даже когда ошибались, то это было искренне. Сейчас все делается «от ума», от кошелька.
Фанаты всегда дистанцировались от клубного руководства. Пытались быть независимыми. Сейчас же навязываются как продажные женщины клиенту. Раньше мы могли и спросить что-то и даже, если с нашим мнением не считались, то мы уходили гордо и делали свое дело уже без посторонней помощи. Как можно с руководства спрашивать «находясь на зарплате»? Люди проверялись годами (и не маленькими) сейчас же «без году неделя» и уже в фюреры, помощники всея и всех.
Создаются псевдофанатские объединения (ВОБ), которыми «рулят» такие типы, на которых пробу ставить негде. Сектанты всех мастей объединяются. Но нас-то простых фанатов кто спросил, а хотим ли мы туда. А зачем «быдло спрашивать?., - думают «лидеры».
Лидер не тот, кто развернет большой баннер, а тот, кто поможет большему количеству народа на трибунах и вне их. Лидер не тот, кто сдаст 500 человек на выезде в ментуру, а кто такое же количество оттуда вызволит. Лидер тот, кто сможет зайти на сектора и объявить народу то, что им может не понравиться и с ним за это ничего не будет. Есть очень достойные люди, но вот беда, что их в лицо знает не так уж много народу. Хорошие люди, как правило, не кучкуются.
У меня большая надежда, что нынешние фюреры уйдут с трибун и подадутся в депутаты, но наша общая беда, что они показали путь другим. Придут более нахраписные и жадные до власти и отодвинут этих. А мы? А мы останемся на трибунах. И будем так вечно. Но не будем о «мертвых душах», о мертвых хорошо или никак.
Фанатизм умер, но как говорили во Франции в средних веках, король умер! Да здравствует король!
Так и в фанатизме. Придут люди, нормальные люди и уберут всю накипь и пену последних лет. И фанатизм будет здравствовать. Были и более тяжелые времена.
А если нет, то мы наверное этого достойны. Но надежда умирает последней...