ОБРАТНО В СССР: ВИЛЬНЮС

Вильнюс – только, пожалуй, ещё два названия для старых фанатов звучат также сладко – Киев и Днепр. Сам по себе городишко – жутчайшая пердь. Но естественно не красота архитектуры в первую очередь интересовала хулиганов. Предчувствие чего-то «весёлого» охватило народ после окончания чемпионата 1982 года в Первой лиге. Почему-то все были уверены, что в Прибалтике настоящий националистический угар мразей, нелюбящих нашу Великую Родину. В принципе всё оказалось так, как и предполагалось, но и совсем не так. Парадокс. Каждый нашёл там, то, что искал. И так, 2 июля 1983 года – первый выезд в Вильнюс. Для многих это был двойник (9 июля - Минск).
Двинулись! В дороге всё было как всегда. Для тех, кто ездит постоянно ничего интересного – простой обыватель не поймёт.
Основная масса местных колхозников и не думала против нас ничего мутить, вся надежда была на молодёжь. Но и здесь оказался облом. Выезд как-то не задался с самого начала. Не считать же мелкие стычки с аборигенами по пьянке. Народ был явно разочарован. Правда, ближе к матчу напряжение стало нарастать. Естественно приезд трёх сотен спартачей не стал, не заметным для местных. Стайки местных «фашистов», как их сразу окрестили, начали рыскать вокруг. «Лабусы» прилепилось позже. Происходит от «лаба дена» - добрый день. Как видите прозвище не такое уж и обидное. Постепенно народ начал стекаться к стадиону. Радовало обилие «цветов». В Москве в конце 1981 г. Начался «серый террор». Забирали даже при наличие значка на куртке. Молодёжи этого к счастью не понять. Прикольный эпизод случился днём. Андрей Баев (умерший меньше чем через месяц) привёз с собой знамя Великобритании 2 на 3 метра. Развернули его и стали фотографироваться. Местное население, не любящее Советскую власть, тут же этой власти стукануло на «антисоветчиков». Моментально центр наводнился серыми. Этим «нелюбителям англичан» пытались зачистить приезжую молодежь. Добрались и до Бая. Прикинулись шлангами. Мол, не мы. Мент вытаскивает из сумки кусок флага. Задаёт тупой вопрос, мол, что это? Андрей с честным лицом утверждает – это моя майка. Пронесло. Могли бы и антисоветчину пришить.
К стадиону стекались мелкими группами. Прошёл слух о столкновениях, но толком никто ничего объяснить не мог. Нервировало. Тут ещё свой глубокий ум показали менты. По мере накопления народу они настойчиво предлагали проследовать на стадион. Всё было бы ничего, если бы нас не разделили. Одна часть, примерно сто спартачей, была усажена на сектор. Каково же было наше удивление, когда большую часть в двести щей усадили не к нам, а фактически, напротив, на другой трибуне. Постепенно националистический угар вокруг нашего (меньшего) сектора возрастал. Хамство местных недоумков начинало переходить все разумные пределы. Для молодых надо сказать, что в то время фаллоимитаторов (палок) у ментов ещё не было. Мелкие стычки один на один постоянно возникали на границе секторов. Игра уже не так завораживала, околофутбольное пересиливало. Лабусы все как на подбор почти двухметровые. Но, наверное, все резервы организма ушли в рост, а на мозг не осталось. И тут количество стычек переросло в качество. Бой пошёл по периметру всего сектора. Описывать в подробностях махач – это неблагодарное занятие. Естественно ты видишь только то, что твориться вокруг тебя. А охватить всё просто нереально. Поэтому человек описывающий, больше говорит о своих ощущениях, а не «геройствует», как многие думают. Сначала мы сдерживались, а потом пошли в наступление. Лабусы (как это в дальнейшем подтвердилось) здоровые лоси, но стоит поднажать, совершенно рыхлые, даже гнилые. Народом – воином с таким характером им никогда не стать. Избиение местных предотвратили естественно менты.
В то время поднять руку на  представителей власти было из ряда вон выходящим (не то, что сейчас), могли и посадить. Во время махача наши братья с другого гостевого сектора ломанулись на прорыв к нам на помощь, но глобального ничего не получилось. Но и за это спасибо, отвлекли часть сил на себя. Все думали, что после махача начнутся репрессии, но пронесло. После нормальных люлей поубавилось и пыла у местных. И кроме выкриков (куда же без них) они себе ничего не позволяли. Тумаки отрезвляют.  «Спартак» к сожалению, не поддержал порыв своих верных фанатов и бездарно слил. И всё бы ничего, но гол нам забил человек, с совершенно неприличной фамилией. Это как надо ненавидеть своего ребёнка, чтобы дать ему фамилию БАРАНАУСКАС.
В общем, выезд запомнился. А на карте страны появилась ещё одна «горячая» точка.
Осенью этого года (22.10.1983 г.) я «удачно» загремел в советскую армию, и ближайшие два выезда в Вильнюс пропустил.
Но по свидетельству очевидцев ни 1.07.1984 г. (около 100 фанатов), ни 30.06.1985 г. (100 щей) ничего запоминающегося не было. Ментовский террор, продержавшийся с 15.11.1981 г. по начало 1987 г. всё-таки, как это не прискорбно, дал свои плоды. В Москве запрещалось ВСЁ. Даже дыхание пытались контролировать. Стойких становилось всё меньше и меньше. Только на выездах удавалось вздохнуть более или менее (в зависимости от города) свободно. Парадокс: на выезда люди активнее выдвигались, чем на домашние матчи.
Апофеозом оттока молодёжи с трибун стал выезд 11.09.1986 г. В Вильнюс приехало 35 фанатов, из них только 25 попало на стадион. Из этого «огромного» количества приезжих было 4 девчонки. Собравшись составом 18 парней и 3 девчонки выдвинулись к стадиону. Подошли в «пиковое» время за 1,5 часа. Встали к решётке стадиона, прикрываясь от нападения примерно 150 местных. Мы обозначились – действуйте парни. Самый здоровый подошёл к нашему самому маленькому и схватил его за розу. Наш ребёнок (16 лет) отшатнулся от забора, накатил этому жлобу. Вся толпа ломанулась обратно через дорогу. Стоим ждём. Дальше те же действия. Местный лось и наш ребёнок,  опять накат и уроды помчались через дорогу.
Потом выдвигаются три парламентёра.
Вопрос:  - кто старший?
Отвечаю: - ну я.
- надо поговорить.
Отходим. Эти трое, я и Золотой.
Я спрашиваю: - что надо?
Почти двух метровый гигант вещает: - неделю назад приезжали мусора.
- Ну и что? – спрашиваю я.
- С нас сняли куртку.
- Мы здесь причём?
Тут объявляется такое, от чего даже я чуть не задохнулся от ошеломления.
- Мы хотим, чтобы вы за куртку заплатили!!!
- Я могу только твоё фашистское е-ло разбить! Давай один на один!!!
- Ну, тогда не надо.
Красавцы Лабусы!
Ловить дальше нечего, двинулись на матч. Десятка, которая в виду пьяного вида не была допущена на матч - задержана. На них напала группа лабусов. И любитель денег за утерянную куртку олюлился, и не хило.
Один из самых запоминающихся выездов в Вильнюс случился 22.06. 1987 г. Самый массовый (350 человек). Самое крупное столкновение в этой перди.
Наконец настал 1987 г. Против самого сильного фанатского движения в стране объединились (даже ополчились) все нездоровые националистические силы страны.
Три движения – Киев (хохлы), Днепр (хохлятские шлюхи) и Вильнюс (лабусы, фашисты). Нас это совершенно не страшило. А наверное даже раззадоривало. Было к тому же объединение кони и мусора в 1981 г., но оно было в том же году, похоронено серией жестоких акций спартачей, можно сказать – забито на корню.
1987 г. – один из поворотных. Фактически ослаб ментовской террор на трибунах. Так называемая «дерьмократия» и перестройка, затеянная Меченым (Горбачёвым), ввергла страну в хаос. Ослабевала хватка государственной машины на горле народа. Менты в этих условиях терялись, не знали как себя дальше вести. Душить по-прежнему не получалось, а работать по-новому они научились только недавно. В общем, во всём этом хаосе будто развивалось только фанатское движение. Недаром две самые знаменитые битвы Киев и Вильнюс случились именно в этом году.
После 35 человек в 1986 десятикратное увеличение просто радовало. Но и подняла голову гидра сепаратизма. Всё сложилось прекрасно. Наша всегдашняя боевитость и подъём национализма в Прибалтике. Видя общую обстановку предупреждали, что надо бы собраться и дружно выдвигаться к стадиону. Но часть суппортёров тупо проигнорировала предупреждение. То тут, то там в городе возникали мелкие стычки. Разминка.
Собрались примерно 200 рыл. Двинулись от вокзала к стадиону. На мосту через местную реку были зажаты в клещи. Явно спланированная акция. Со стороны стадиона примерно 450 лабусов, со стороны вокзала от 200 до 250. Приблизительно. Кто их считал... Зажать-то зажали, а нападать срут. Решаем, что же нам делать. Все рвутся в бой. Сначала атакуем главные силы, а потом разворачиваемся и уничтожаем пробку у нас в заднице. Всё так и получилось. Что это был за бой? Сказка! Когда от наших ударов падают «баскетболисты». Грохот от падающих «шкафов» наверное, был слышан даже в Москве. Здоровые как на подбор, но стержня внутри нет, а наши – «мелкие», но злые. Короче, покуражилась всласть. А потом из снятого бело-зелёного трехомудия (флаг, шарфы, панамы и т.д.) на проезжей части сложили большую кучу и подожгли. Короче, фиеста – с элементами русского народного гуляния. Прыжки через костёр. Классно, весело, знатно!
Единственное расстройство – футболисты не поддержали наш боевой порыв. Бездарно слили 2:5. И кто же стоял в воротах? Наш знаменитый овцеёб, так славно покуражившийся на тренерском посту Любимого и Могучего в 2008 году.
Помните детскую песню про Буратино?
- Скажите, как его зовут? Бу… нет. Не Буратино. Черчесов. Вот откуда «любовь» к крупным счетам с самыми заклятыми?
Да, чуть не забыл. Во время атаки на мосту один местный индивид ударил нашего древком по голове  в первой атаке. Парень вырубился, а его добрые друзья сбросили эту мразь (любителя аргументов) в реку с моста. Не бойтесь, говно не тонет. Выжил. Наверное, сейчас рассказывает подрастающему гитлерюгенту о его славной борьбе с «режимом».
Говорят, там присутствовали хохлы, куда же без них. Но сам лично не видел.
3.11.1988 г. матч перенесли, а народ, успевший затариться билетами на обратный поезд, стал их срочно сдавать. В итоге туда добрались все, а обратных билетов не было. Но кого это останавливало?
Получив пизды в прошлом году в открытом столкновении, местные перешли к тактике партизанской войны. Нападения на мелкие группки продолжались весь день. Но почти во всех стычках побеждали наши. За исключением кратного превосходства противника.
У меня в тот год родился первый ребёнок, а в Москве с детским трикотажем была напряжёнка. И вот мы с Ореховским Котом двинулись покупать ребёнку маечки и т.п. Идём от стадиона через мост в город, и видим, стоит Десант с сосками из Минска. Надо заметить, минчане без нас в Вильнюс тогда не ездили, боялись. Зато с нами отрывались. Спрашиваем Десанта – чего он здесь трётся? Он показывает вперёд и говорит: «Лабусы». Десант стоял с колом. Я тогда боевые окуляры постоянно не носил. Выхватываю древко от флага, и несусь в том направлении. За мной Кот и Десант. Бегу, и тут зрение открывает такую картину: стоят 13 лабусов, вооружённые цепями, камнями, ремнями и палками. Думаю на скаку – не дох*уя ли их? Мысли скачут. Думаю – навалю кому-нибудь и свалю. Тут они, видать, подумали – нас 13, их 3, наверное, ебан*тые. Надо сваливать!  И начинают прямо у нас на глазах отчисляться в разных направлениях. Кого успели догнать – завалили, остальные – сдриснули. Остался один. Зажали его с трёх сторон, а там каскадом фонтаны, так этот придурок как лось сиганул в него и форсировал его на наших глазах и это в ноябре! Подумали – до чего же доводит жажда жизни. Пошли и купили маек дочке.
На вокзале в Москве увидели Марио с костылём. Этот костыль сыграл в его судьбе определённую роль. С разбега накатил лабусу по башке в одной из стычек и получил за это 3,5 года химии… когда лабуса привезли на опознание, у него было забинтовано всё, кроме глаз и рта.
Группа наших ехала в троллейбусе (Сара, Самсон. Всего, в общем, 5 человек) все не выше меня ростом. В этом транспорте оказалось 6 местных богатырей, решивших напасть на москвичей.  В общем, в завязавшемся махаче наши «малыши» одержали звериную победу. Пятеро убежало, а вот шестому не повезло. Когда приехала скорая, говорят, у него не было пульса.
Но до этого двинулись колонной к стадиону. Я спереди шёл с флагом (с орденом). Лабусы появились на другом берегу реки. Почавкали и ушли. На  предложение форсировать реку и уничтожить зажравшихся хамов (мне – первому), отмазываюсь, что мол – знаменосец. Пока препирались, Эльдар с флагом Спартака в майке безрукавке под британский флаг прорвался к кассам и успел испугать 150 лабусов, разбежавшихся по окрестностям, после нашего появления.
За 2 часа до матча, собрались у вокзала. В поезде и по радио в самом Вильнюсе объявили о нашествии московских хулиганов. Предупредили местное население об осторожности на улицах города. Боятся – значит уважают. Устроили шествие через весь город со знамёнами и баннером (полосатиком) 8 на 12 метров. Те, кто ссыт в уши про зенитовские шествия и мол это их ноу хау – п*здоболы. Сравните господа даты. Как никак это 1988 год! Всё, сп*зжено у нас. Всё, что вы сейчас придумываете, мы удачно когда-то забыли.
Запомнился ещё один случай. Одного из наших повязали, мы его потом отмазали. Коррупция. Чтоб ему на работу не прислали телегу, стали задабривать секретаршу, предлагая ей баснословные по тем временам деньги (25 рублей). Но она – ни в какую. Привезите, говорит, мне канарейку. Поехали в зоомагазин. Едем обратно – 9 человек с клеткой, а местная публика смотрит на нас и думает, что мы птицу сейчас живьём съедим. В общем, уже тогда нас демонизировали.
До встречи, все были предупреждены о возможных провокациях, поэтому мы собрались сразу все вместе. Манчестер с друзьями подъехали на такси к стадиону и, остановившись у касс, стали вылазить из машины, одетые в цвета. Саше прямо в голову накатили колом. Выхватив кол у нападающего, они четверо прыгнули на всю скопившуюся толпу, но тут же были повязаны серыми. Вязка мотивировалась нападением на мирных граждан.
Вот так вот весело проходил день.
После матча, в связи с отсутствием обратных билетов, к каунасскому поезду были подогнаны два дополнительных вагона, которые оказались неотпаливаемые. Холод жуткий! Набились как селезни. По вагону с важным видом фланировал майор. И тут Зибер его спрашивает:
- Жандарм, когда топить будешь?
Мент сначала начал дерзить, мол, я не жандарм. Но когда с него начали снимать шинель и приговором было – мёрзнуть вместе с нами, серый клятвенно пообещал, что-нибудь сделать и пропал с концами. Вместо обещания он закрыл наши два вагона от остальных, но у трети наших были ключи от вагонов.
На Белорусском вокзале нас встречали как героев. Спецназ в полной амуниции со щитами и в касках. Дикость для тех времён, когда и палок и ментов толком не было. Запомнилось как из привокзальных динамиков (колонок) начитывали текст: спартаковские болельщики: проход на вокзал запрещён! Просьба спускаться в метро!
Поймали скаутов на вокзале. Добрый Феликс потом сказал:
- Пытаюсь накатить, но кругом наши.
 Я его потом пивом напоил. Добрая душа.
27.10.1989 г. Последний выезд в Вильнюс.
Но надо бы начать с 23.10.1989 г. «Спартак» - «Динамо» (Киев). На предпоследней минуте Валерий Шмаров забил хохлам «золотой» мяч со штрафного. Он красиво раскинул руки, выкатил глаза и побежал по полю. И так, с выпученными глазами бегал до тех пор, пока не уехал за границу. Мы стали чемпионами!
Валерий, по моему мнению, испортил, возможно, один из самых запоминающихся выездов.
По некоторым сведениям было сдано 1500 билетов. Все остались отмечать чемпионство в Москве. Надо отметить, что по билетам ездило 60-70%.
«Летца» - был одним из фирменных поездов, на который достать  билет, было очень сложно. Видя полупустые вагоны проводницы в прострации спрашивали: «Что случилось?». А мы в шутку отвечали, что началась война.
На тот выезд приехало около 150 человек. Из них только 6-7 взрослых. Приехала в основном детвора. Мы были в шоке!! Наконец-то мог бы осуществиться грозный клич спартачей:

Море фанатов
Волна за волной
Киев и Вильнюс
Сравняем с землёй!

(у алкашей – море лосьона)
Можете себе представить, если мы тремя сотнями ставим город на уши, что было бы, если появилось беспредельные полторы тысячи?
Увидев обстановку пришлось напрячь все свои таланты, чтобы заставить ментов увезти эту детвору куда-нибудь в накопитель. Серые отбрыкивались, но обещание разрушить парочку домов в округе сделало своё дело. Слава о предыдущих выездах помогла.
Как Вы думаете, что же скандировали наши сектора на протяжении всего матча? Всё равно не догадаетесь. А скандировали ни много, ни мало, а: «Смерть хохлам!» С чего бы? А просто сюда с «дружественным» визитом пожаловали наши «заклятые друзья». Весь матч тряпка с надписью «Динамо Киев» соответствующей мусорской расцветки висела на лабусском секторе. Ближе к концу матча эту тряпку перевесили поближе к нам.
Надо бы ещё высказаться о наших доблестных футболистах. Ни разу команда в Вильнюсе не выиграла! Ни разу! Брали бы хоть пример с фанатов.
После матча отчалили в одиночку с сектора, предварительно взяв обещание у ментов, доставить детей на вокзал.
Такой антирусской демонстрации в жизни больше не видел. Кругом националистические тряпки. Постоянное скандирование антироссийских лозунгов. И во главе этого сальная (куда же без них родимых) тряпка Динамо Киев. И так – движение пешком до вокзала. Менты вмешивались,  и, похоже, всё это поощряли.
Гнилость и трусость лабусов проявилась во время выезда в Клайпеду на игру с «Атлантасом», но это уже другая история.
Выводы:
Как всегда фанаты предвидели разгул жуткого национализма на окраинах нашей великой Родины. И боролись всеми доступными средствами. Пусть даже и противоправными. За нами правда, подкреплённая силой. А «у кого правда, тот и сильней» (с) Брат.

 

Профессор.